ПОПОВА Е.П. ДНЮ ЮРИСТА ПОСВЯЩАЕТСЯ

3 декабря в нашей стране отмечается День юриста. Понятие «юрист» объединяет всех людей, занимающихся разнородной профессиональной юридической деятельностью — судей, прокуроров, следователей, адвокатов, нотариусов, юристов в организациях, юристов, занимающихся частной практикой и других. Ныне эта профессия требует знаний базовых юридических наук, совершенной осведомленности в сфере действующего законодательства, грамотности, высокой гражданственности, современного правового мышления и многого другого.

Интересно обратиться к документам архивного фонда Анциферовского ревкома, рисующим для нас несколько штрихов к портрету состояния юриспруденции на Енисейской земле столетие назад, для того чтобы увидеть каким было положение дел в этой области, на какие аспекты профессиональной компетентности делался особый упор. Время то было непростым: только установилась новая власть, переход к которой осуществлялся далеко не мирным путем, все мы знаем о трагических событиях гражданской войны, не обошедших стороной Енисейский уезд. Со сменой власти произошли изменения во всех сферах жизни граждан, в том числе и юридической (судебной).

Обращение Енисейского уездного ревкомаПеред нами обращение Енисейского уездного революционного комитета к начальникам уездной и городской милиции и волостным ревкомам Енисейского уезда от 18 марта 1920 года: «Уревком объявляет для сведений руководства и объявления населению следующее: все гражданские и уголовные дела разбираются в народном суде в составе постоянного народного судьи и двух или шести очередных народных заседателей. Старых окружных, мировых и других судов не существует (так в тексте). Единолично народный судья ведает расторжением браков и исполняет обязанности бывших нотариусов. По уголовным делам дознание производят органы Рабоче-крестьянской милиции и эти дознания направляют народным судьям или судебным следователям. Судебным следователям милиция направляет дознания только по следующим делам: 1. Посягательство на человеческую жизнь. 2. Причинение тяжелых ран или увечий. 3. Изнасилование. 4. Разбой. 5. Подделка денежных знаков и документов и 6. Взяточничество и спекуляция монопольными и нормированными продуктами потребления.

Дела о контрреволюционных деяниях, саботаже, преступлениях по должности и спекуляции направляются в уездную Чрезвычайную комиссию». Согласно документу, Енисейский уезд был разделен на четыре участка народного суда: «39 – г. Енисейск с прилегающими окрестностями в пределах городской черты. Камера в г. Енисейске. 40 – Маклаковская, Яланская и Анциферовская волости и Северо-Енисейская приисковая система. Камера в г. Енисейске 41 – Казачинская, Бобровская, Пировская и Бельская волости. Камера в с. Казачинском. 42 – Пинчугская, Рыбная и Кежемская волости и Южно-Енисейская система. Камера на Екатерининском прииске». Судебные следователи были распределены по одному на два участка народного суда. Отмечалось, что «все дознания, прошения, заявления и частные жалобы должны направляться по указанным камерам по подсудности». Таким образом, советская власть разрабатывала и вводила в жизнь новую судебную структуру. Отметим, что новшества коснулись и самого состава работников судебной сферы.

Перед нами копия обращения отдела юстиции Сибирского революционного комитета от 2 сентября 1920 года, направленного во все губернские отделы юстиции Сибири. В ней читаем: «из отчетов губернских отделов, из анкет, из личного ознакомления инструкторов Сиботюста с работою Обращение отдела юстиции Сибирского ревкомаОбращение отдела юстиции Сибирского ревкома (оборот)нарсудей и различных сообщений с мест усматривается, что личный состав нарсудей не стоит на высоте, требуемой декретом о народном суде и задачами советской юстиции. При этом основным недостатком личного состава является его несогласованность с теми двумя условиями, одно из которых должно быть, по декрету о нарсуде, обязательным. Декрет требует, чтобы судьи, обладая пассивным и активным избирательным правом по советской Конституции, в то же время либо имели за собою определенный стаж политической работы в политических, профессиональных и других рабочих организациях, либо теоретическую или практическую подготовку по должности СОВЕТСКОГО народного судьи. Между тем, там, где нет за судьей определенного политического стажа, обычно отсутствует и какая-либо подготовка к обязанностям СОВЕТСКОГО судьи, и такая подготовка заменяется теоретической или практической старого, - дореволюционного (...) периода. В результате (...) на значительном количестве мест народных судей сидят люди ничего общего с советской юстицией не имеющие. То переходное время, которое переживаем мы — период диктатуры трудящихся, творящих новую жизнь и реформирующих ее на совершенно новых, социалистических началах, требует новых мер борьбы с нарушителями этих начал, и нарсуд, как один из органов этой борьбы, не может строиться на таком личном составе, который до мозга костей проникнут духом зачастую даже не буржуазной, а самодержавно-крепостнической юстиции.

Отдел юстиции Сибревкома с ясностью представляет себе все трудности, с которыми сопряжен подбор необходимого состава нарсудей, при том общем недостатке подготовленных работников для советских учреждений, которым страдает Советская Сибирь. Но, так или иначе, этот вопрос должен быть разрешен, и разрешение его будет не в плоскости привлечения к делу народного суда старых юристов, а в области привлечения к нему имеющих политический стаж рабочих и крестьян. Старые юристы могут быть привлекаемы в нарсуды лишь постольку, поскольку они всецело стоят на платформе Советской власти как диктатуры пролетариата и крестьянской бедноты со всеми ее последствиями, в остальных случаях они могут быть привлекаемы к делу нарсуда как технические работники, разумеется, в той мере, в какой они не являются врагами Советвласти (...). Нужно помнить, что старая юриспруденция не имеет ничего общего с правопорядком социальной революции, и к охране этого правопорядка гораздо более приспособлен любой пролетарий, проникнутый интересами своего класса и их осознавший, чем всякий патентованный юрист прошлого, как бы он от этого прошлого не отмахивался формально.

Теперь, когда по Сибири Советская власть перестраивается на выборных началах, согласно конституции РСФСР, и на месте ревкомов становятся исполнительные комитеты, естественно, перестраиваются и все аппараты этой власти на местах. Должен быть пересмотрен и аппарат нарсуда везде, по всем губерниям. Губернские отделы юстиции под руководством губисполкомов и губбюро должны произвести важную работу и приспособить личный состав нарсудей к задачам суда, действительно могущего служить орудием и проводником этой диктатуры в области охраны правопорядка, создаваемого социальной революцией. К этой работе отдел юстиции Сибревкома предлагает приступить всем губернским отделам юстиции немедленно» (орфография и пунктуация сохранены).

Как мы понимаем из этого документа, столетие назад, во времена становления советской власти, требования, предъявляемые к исполняющим обязанности судьи, разительно отличались от современных. В результате свершившегося переворота, люди, обладающие необходимыми знаниями и опытом работы в судебной сфере, в большинстве своем либо отстранялись от работы, либо привлекались исключительно в качестве «технических работников». В то же время должность судьи мог занять человек, совершенно далекий от юриспруденции, но подходящий для этой работы по принципу классовой принадлежности — рабочий или крестьянин. Это несколько обескураживает, однако вполне объясняется духом того времени. Предполагаем, что такой категоричный отказ от преемственности опыта «досоветской» юриспруденции, а также допуск к должности народных судей лиц, малознакомых с судебным делопроизводством, могли привести к некой сумятице на начальном этапе, однако это лишь предположение исследователя.

В заключение хочется заметить, что не смотря на разительные перемены, перестановки в судебных органах, юридическая помощь населению города и уезда продолжала оказываться даже в то сложное, переходное время. Для некоторых категорий граждан она и вовсе была бесплатной. В частности, в 20-х годах прошлого века в г. Енисейске можно было увидеть объявление подобного плана: «Член коллегии защитников при Енисейском губсуде Модест Модестович Масловский в гор. Енисейске по ул. Тамарова (быв. Спасская на горе) дом №8 Рахмулевича. Оказывает юридическую помощь правительственным учреждениям и частным лицам, а именно: составляет исковые просьбы и жалобы, в том числе кассационные и в Верховный суд, проекты актов отчуждения (купли-продажи домов), актов дарения, завещаний, договоров, обязательств и другие, дает советы (консультации) и выступает в качестве защитника на суде. Юридическая помощь оказывается беднякам по предъявлении удостоверения о бедности бесплатно; рабочим и служащим по таксе, установленной Народным Комиссариатом Юстиции, прочим лицам по соглашению. Прием ежедневно от 6 до 7 часов вечера, кроме нерабочих дней».

Основание: Ф.Р-73.Оп.1.Д.4.Л.9.Ф.Р-53.Оп.1.Д.75.Л.282.Д.2.Л.73.

список статей


Апрель, 2021
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Анонс