ИЗ ЖИЗНИ ФАКТОРИИ ВАНАВАРА

Бесценные хранилища Государственного архива Красноярского края содержат огромное количество документов по истории Эвенкии. Соприкоснуться с прошлым исследователю можно в читальном зале архива. Среди прочих особенно интересны документы торговых организаций, работавших на территории Эвенкии на заре ее становления, сокровища уникальной коллекции купца Геннадия Васильевича Юдина, а также документы Центрального статистического управления по переписи 1926-1927 гг. в районах Приполярного Севера и так далее.

В избе-фактории Госторга 1926 годЧто ни архивный фонд - то новые открытия. Взять хотя бы поселенный бланк фактории Ванавара Вневолостного района Сибирского края за 1926 год из документов Красноярского окружного статистического отдела, заполненный регистратором Н.В. Сушилиным, который служил счётчиком при Сибстатуправлении в г. Новосибирске. Уже на первой странице бланка указано точное расположение фактории: «одна верста ниже устья реки Ванаварки, правый приток р. Подкаменная Тунгуска». Проживающие оседло на момент переписи национальности - это русские и тунгусы в количестве трех семей инородцев и трех семей служащих факторий. Один из ванаварских инородцев Илья Потапыч Петров считался хорошим кузнецом, имел кузницу и делал на заказ ножи, пальмы и т.д. Он жил в своей избе, в отличие от Петрова Владимира Потапыча, проживающего рядом в чуме. Третий тунгус Николай Нагинчин своего дома не имел, а проживал в избушке, принадлежавшей фактории «Сырьё».

В санитарной карточке, составленной регистратором при переписи 1926-1927 гг., говорится о том, что домом для семьи Ильи Потапыча Петрова служила русская изба с потолком из сосны и земляным полом площадью 42 кв. метра. Отапливалась она железной печью, а освещалась керосиновой лампой со стеклом. Содержалось жилище в относительной чистоте, пол в нем подметался ежедневно. Вода в ведрах доставлялась хозяевами с реки. На момент переписи у Ильи Потапыча была жена и двое детей. Питалась семья в основном хлебом своей выпечки, а также мясом и рыбой собственного засола. Рыбу на зиму заготавливали обязательно – так, зимой 1927 года ее было запасено два ушата. Когда нужно поесть, решали в зависимости от желания, а не по режиму питания. Из посуды в семье были котел и чайник. Алкоголь употреблялся изредка, когда удавалось купить, а вот курили много и без ограничений. Белья в семье не носили, зимой одежду составляли парка, полушубок, камчуры, а летом - зипун и камчуры. Умывались ежедневно, в бане бывали раз в неделю, практиковалась стрижка под машинку, однако паразитов все же было достаточно.

Для фактории Ванавара указан Чунско-Таймурский родовой Совет. Русские жители никакого отношения к инородческим сугланам не имели, а вот представитель эвенков ездил на факторию Стрелка-Чуня в 1926 году на суглан, организованный там председателем Комитета Севера Иннокентием Михайловичем Сусловым.

В разделе поселенного бланка «Физико-географические сведения» фактории Ванавара в качестве ближайшего города указан Енисейск, расположенный в 920-ти верстах, продолжительность пути до которого лошадьми и лодкой либо санным путем составляла 25 (!) дней. Ближайшим селением на юг на расстоянии 200 верст указана Кежма - до нее можно было добраться только верхом на лошади за 4 дня пути, а ближайшая фактория указана как Панолик, расположенный в 70-ти верстах на расстоянии 2-х дней пути на лодке по Подкаменной Тунгуске. Фактория Ванавара с 1925 года соединялась дорогой на север с факторией Стрелка-Чуня, организованной Госторгом. Существовала также зимняя дорога до фактории Тетеря, куда в летнее время добирались по реке Подкаменная Тунгуска.

Местность рядом с Ванаварой регистратором описана как гористая, в долинах много болот и озер. Из таежных деревьев рядом с факторией перечислены лиственница, ель, сосна, береза, пихта, кедр, осина, черемуха, тальник. Воду для питья жители Ванавары брали из реки, и отличалась она чистотой и хорошим качеством. В наши дни вода в р. Подкаменная Тунгуска к употреблению в пищу без очистки непригодна.

 Интересны метеорологические сведения. В 1926 году зима началась довольно рано: снег выпал 29 сентября, и уже 12 октября стали реки и озера, а с 20 ноября установился санный путь - прародитель наших современных зимников. Весной 1927 года этот санный путь прекратил свое существование 22 апреля, и уже 5 мая вскрылись реки и озера, чтобы к 20 июня войти в свои берега.

Суровый климат и короткое лето препятствовали развитию сельского хозяйства среди первопоселенцев Ванавары, но служащие фактории в незначительных количествах выращивали огородные культуры, в том числе картофель, лук, морковь и капусту. Посадки делались уже в конце мая, а урожай собирался в сентябре. Овощи, заготовленные на зиму, без затей хранили в тех же помещениях, где жили сами. Покосов хватало всем желающим, и сена для лошадей и коров, косить которое начинали 20 июля, заготавливалось в достатке. Сенокосная страда заканчивалась лишь к 10 сентября. Сено готовили не только для себя, но и на продажу прибывающим возчикам, доставляющим на факторию товары. Скот при фактории вольно пасся прямо на берегах Ванаварки и Подкаменной Тунгуски. Оленей как инородцы, так и русские ванаварцы в 1926-1927 годах не держали.

Л. Кулик в Ванаваре. 1928 год С помощью пущален, морд, неводов и острогов первопоселенцы добывали себе рыбу в Ванаварке и в Подкаменной Тунгуске, удаляясь от фактории на расстояние до 15 верст. Рыболовные угодья не считались чьей-либо собственностью, ими пользовались все. Острога можно было купить тут же на фактории, как и материал для изготовления сетей и неводов, которые вязали своими силами. Готовые бочки и кадки под рыбу приобретались в ангарских селах Паново, Кежма, Мозговая. Рыбная ловля велась ванаварцами в одиночку. Пойманную рыбу в основном засаливали, расходуя на пуд сига, хариуса, окуня и щуки полтора килограмма соли. Засоленную рыбу употребляли в пищу и сбывали приезжающим возчикам или вывозили на Ангару для продажи местным крестьянам или Кежемской кооперации. Наибольшим спросом пользовались сиг и хариус. В те годы, когда наблюдались сильные морозы и речки промораживались, наблюдался упадок рыбного промысла по причине большой гибели рыбы.

В поселенном бланке имеются даже сведения о том, чем жители фактории кормили своих собак. Это была мелкая рыба после «неводьбы», отбросы от кухни, заваренная мука и размоченный хлеб - почти то же, что и в наши дни.

Ванаварцы занимались и охотой, в основном по реке Ванаварке или на север от фактории по Чунской дороге. Предметом охотничьего промысла служили белка, лисица, колонок, горностай, заяц, боровая (глухарь, тетерев, рябчик) и водоплавающая птица (разные породы уток). Добывали дичь с помощью шомпольных дробовиков и двуствольных ружей 20-го калибра, которые приобретали в торговых организациях. Вещь недешевая, так что служащие брали оружие в счет жалованья, а инородцы - в кредит или за пушнину по существующим на момент приобретения ценам, причем государственные торговые организации за кредит проценты не начисляли. В случае хорошего обращения ружье служило своему хозяину лет пятнадцать. При охоте на уток в качестве приманки использовали чучела гоголя - их пускали на озеро, на берегу которого устраивали засады. Добыть рябчика помогали самодельные свистки, а вот на белку охотились с собакой. Лис травили стрихнином, что часто вело к их напрасной гибели, так как зачастую охотник не мог отыскать мертвое животное. Зайцы попадали в пасти, но тоже не всегда бывали съедены людьми: при редком просмотре они становились пищей лисам и воронам. Охота велась по сезонам, смотря по роду дичи: на боровую дичь - осенью, зимой и ранней весной, на водоплавающую - весной и осенью, на белку - с середины октября по апрель. Иногда случайно зимой били и медведя. Тунгусы, для которых охота являлась основным источником дохода, промышляли ею постоянно, а вот служащие фактории занимались охотпромыслом только в свободное от основной работы время. Наиболее выгодной была, конечно, охота на белку, главный предмет промысла бассейна Подкаменной. В хороший год, например в 1923-м, промысловики добывали ее до 800 штук на ружье. Пушнина сдавалась в торговые организации на фактории, а мясо использовалось для собственного употребления. Не всегда в тайге бывало много белки. В те годы, когда наблюдался неурожай лиственничной шишки, количество зверьков резко сокращалось.

Общий вид новых колхозных домов Т-Чунский районНа фактории Ванавара в 20-х годах прошлого столетия существовали сразу две торговые конкурирующие организации: «Сибгосторг» (зав. факторией Георгий Генц) и акционерное общество «Сырьё» (зав. факторией Ян Цигледи). Они торговали при выходах инородцев в определенные периоды из тайги, а также обслуживали в случае необходимости местных жителей. Обычно тунгусы выходили на фактории 3 раза в год: в «Красный лист» - осенью (начало сентября - конец октября), в «Николу» (вторая половина декабря), в «уляпкун» /весенний/ (со второй половины марта и до распутицы). Особо богатые пропускали весенний выход. Пушнина на факториях обменивалась на необходимые промышленные товары и нужные продукты. Цена за красную лисицу составляла 20 руб., за сиводушку - 30 руб., белку - 1 руб.20 коп. Медведь стоил 12 рублей. Шкурки продавались целиком и без предварительной выделки. «Госторг» был стеснён в отношении построек, и лавка у него совмещалась вместе с жилым помещением, а вот акционерное общество «Сырьё» свободно размещалось в нескольких отдельных домиках.

Ягоды, в изобилии растущие рядом с поселением, собирали для собственных нужд только русские жители фактории, и то в основном бруснику.

Живущие на фактории Ванавара люди не занимались извозом, это обычно делали ангарские крестьяне. Ангарцев нанимали также для различных работ типа заготовки сена или дров, постройки лодок и т.п.

Около 90 лет прошло с того момента, когда регистраторы переписи посетили редкие эвенкийские поселения и сделали записи о том, как живут в них люди. Самоотверженный их труд, осложненный отсутствием дорог и суровыми условиями Крайнего Севера, бесценен, ибо именно благодаря ему мы сейчас можем иметь представление о том, как далеко прошла в своем развитии Эвенкия всего лишь за отрезок времени, равный длине человеческой жизни. Не забудем и о том огромном вкладе в дело сохранения исторической правды, какой вносят архивисты Красноярского края, сберегая исторические документы.

 

Зав. филиалом с.Ванавара МКУ «Эвенкийский архив» Т.А. Власенко

 

В статье использованы документы из фондов Государственного архива Красноярского края и фотографии из фондов Красноярского краевого краеведческого музея и Эвенкийского краеведческого музея.

список статей


Апрель, 2021
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Анонс